ГДЕ КУПИТЬ ЖУРНАЛ NSTYLE?
   
Среда, 12 Апрель 2017 13:07

Наталья Бондаренко. Быть уникальной

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

N. S.: Вся Москва говорит о самых желанных крокодиловых сумках города – RubeusMilano, среди поклонниц которых – принцесса Катара, Адриана Лима и Ксения Собчак. Из миланского шоу-рума вы продаете сумки и обувь в Нью-Йорк, Гонконг и Дубай. И открыли в конце прошлого года великолепный бутик на Большой Дмитровке. Но ведь марка RubeusMilanoеще совсем молодая – как вам удалось добиться такого успеха?

– Это был август 2013 года, когда нам с мужем пришла в голову идея создать линию аксессуаров из ценных сортов кожи – крокодила, питона, ящера. У нас возникла амбиция создать итальянский бренд, который бы представлял итальянский дизайн, умение работать с кожей, мастерство и при этом на современном уровне и в контексте модных трендов. Все знают, что итальянцы великолепны в работе с аксессуарами – сумками и обувью. Тем не менее на рынке роскоши главенствующие позиции занимают французы, а итальянские мастера незаслуженно задвинуты на второй план. И вот мы решили войти на рынок роскоши с новым итальянским брендом и предложить что-то совсем уникальное. Мы предложили нашим клиентам новый продукт роскоши – предметы высочайшего мастерства и качества, которые никто не может повторить, которые редко можно встретить. В этом мы увидели свою маленькую нишу. Мы были уверены, что есть женщины, которые хотят иметь своего одного уникального мужа и одну свою уникальную сумку. И мы попали в точку.

N. S.: Почему, вы считаете, марка так быстро завоевала популярность, когда на рынке уже есть всем известные французские бренды?

– К нам приходят тогда, когда сумка уже не первая и хочется чего-то совсем элитарного. При этом, конечно, мы можем себе позволить окружать каждого клиента роскошью внимания – да, сумку приходится ждать, но ты можешь участвовать на каждой стадии процесса. Выбираешь цвет кожи, камень на застежке, любую деталь. И получаешь свое имя под нашим логотипом. Ты попадаешь в мир Rubeus Milano, а в нем всегда все идеально, мы бьемся за то, чтобы высокая планка была в каждой детали. Но при этом – ни капли снобизма, мы же итальянцы, для нас dolce vita – это всегда легко.

Мы работаем по принципу «посмотри на работы лидеров рынка и сделай лучше». Мы находим недостатки у больших компаний и думаем, что мы можем сделать, чтобы их убрать, чтобы в наших изделиях этого не было. Мы – маленький бренд, и каждая сумка делается не просто вручную, но и с индивидуальным подходом – у нас нет потока в работе. Именно поэтому сумок Rubeus Milano никогда не будет слишком много – сложную ручную работу можно гарантировать только на маленьком объеме. В этом смысле по философии мы ближе к маркам haute couture – им понятно, о чем мы говорим. И, как и в работе над платьем кутюр, каждый наш клиент может внести свои изменения в конечный продукт – кто хочет дополнительный кармашек, кому нужен разной длины ремень. Много вы знаете люксовых брендов, которые вам окажут такой сервис?

 

N. S.: Кого вы бы назвали своим конкурентом?

– Мы производим 40–50 сумок в месяц. В месяц! На данном этапе мы не можем производить больше. Мы делаем персональный подбор кожи, и у нас команда из четырех мастеров, которые вручную сшивают каждую сумку. Это настолько нишевый продукт, что трудно представить себе конкуренцию с кем-то из существующих компаний. Конечно, меня всегда спрашивают про Hermes. Ну о какой конкуренции здесь может идти речь? Они – гиганты, легендарный бренд, а мы – маленькая люксовая компания. Но обычно к нам приходят тогда, когда сумка как символ статуса уже есть, и не одна, и аксессуары подбираются по принципу абсолютной уникальности.

 

N. S.: Почему вы назвали свой бренд Rubeus?

– Рубин – мой любимый камень, камень страсти, любви и власти. Кроме того, для меня он символизирует мое отношение к дизайну как к искусству. Первый вариант был Rubino Milano – хотели сделать акцент на том, что мы миланский бренд. Но оказалось, что такое название уже есть, а мы к тому времени буквы RM уже зарегистрировали, и нужно было придумать другое слово на R. Посмотрели, как рубин на латинском – rubeus. Идеально! Открыли офис, набрали команду и начали работать. Итальянцы тоже долго приглядывались – не очень серьезно нас воспринимали сначала. Думали, не потянут, одна-две коллекции – и сдадутся. Мы вступили в жесткий мир фэшн-индустрии и рынка роскоши с амбицией показать себя наравне с гигантами индустрии, и спрос с нас был соответствующий. Но потом, когда они увидели, сколько мы сил и времени отдаем своему делу и как настойчиво добиваемся цели, изменили свое отношение. С каждой новой коллекцией был заметен прогресс. На сегодняшний день я очень довольна тем, что мы делаем. Хотя нет предела совершенству, как говорится.

 

N. S.: Будучи россиянкой, вы создали итальянский бренд. И это на волне огромной популярности русских дизайнеров. Почему так?

– Я россиянка и горжусь своей страной, мы с мужем покупаем большое количество работ современных русских художников и всегда с гордостью выставляем их в своей миланской квартире. Но живу я в Италии, в столице мировой моды – здесь я каждый день восхищаюсь уникальным мастерством местных мастеров. И здесь я создала новую итальянскую марку.

 

N. S.: А что делает эту марку итальянской?

– Да, иногда людям непонятно, как это – дизайнер российского происхождения и вдруг создал итальянский бренд. Но в этой компании я единственная иностранка, все мастера, что у нас работают, – это итальянцы, каждая деталь сумки изготавливается вручную в Италии лучшими профессионалами этой индустрии. ДНК марки – итальянское качество и итальянский стиль, а креативный директор, как показывает нам опыт всех мировых марок, может быть любого происхождения.

 

N. S.: А как вы находили людей, владеющих столь редким ремеслом?

– Все лучшие мастера по работе с ценными видами кожи сосредоточены в Милане – именно поэтому мы и решили основать марку здесь. Вышли через знакомых на одну известную в этом бизнесе фабрику, где и марка Gucci в свое время отшивала сумки, и Salvatore Ferragamo, и Giorgio Armani. На базе этой фабрики мы и создали лабораторию Rubeus Milano, где работает наш главный мастер Фаусто Дзани.

 

N. S.: Почему вы выбрали именно крокодила?

– Это самый роскошный и самый сложный материал для работы. Не так много мастеров, которые делают крокодиловые сумки. Это очень нишевый бизнес.

 

N. S.: Сумки из крокодила шить сложнее, чем из обычной кожи?

– Намного. Не говоря уже о том, что кожаные сумки шьют на машинке, а мы с крокодилом работаем только вручную. Мы привозили в Москву мастера, чтобы он показал, как это делается: сначала кожа прокалывается точечно, а потом вручную сшивается. Сорок часов уходит на одну сумку. И очень мало мастеров, кто владеет техникой. Старые профессионалы уходят, а молодых нет.

 

N. S.: Где вы берете материал?

– Американский штат Луизиана поставляет лучшую крокодиловую кожу в мире, одного крокодила выращивают от двух до двенадцати лет. Это тоже сложный процесс, требующий больших инвестиций.

 

N. S.: Что еще определяет высокую стоимость сумок из крокодила?

– Сейчас крокодил в моде, спрос растет, и поставщики еще на 20% подняли цены. Но быстро сумки такого качества, как у Rubeus, не изготовишь – в этом бизнесе счет идет на десятки, в лучшем случае на сотни, тысячи сумок здесь никто не производит.

 

N. S.: Как именно создается дизайн аксессуаров RubeusMilano? Лично вы рисуете модели или креативное бюро под вашим руководством?

– Я – креативный директор бренда и за дизайн сумок отвечаю лично: по образованию я архитектор, так что навыки рисунка у меня проработаны. С нами также работает знаменитый профессионал Рикардо Полидоро, который делал первую кутюрную линию обуви для Giambattista Valli и уже третий год сотрудничает с Roberto Cavalli. В Rubeus Milano он занимается разработкой обувной линии – вместе мы сделали уже три коллекции. Но и идеями для создания сумок тоже делится. А главным источником нашего вдохновения служит винтаж. Перед созданием коллекции мы выделяем себе месяц и ездим по винтажным магазинчикам Парижа.

 

N. S.: Что в этом бизнесе самое сложное?

– Процесс производства сумок ручной работы очень интересный, но в то же время крайне трудоемкий. На создание каждой сумки тратится очень много времени. А рабочих, кто выполняет ручную работу столь высокого качества, с каждым годом все меньше.

 

N. S.: На всех презентациях и рабочих встречах ваш муж всегда рядом с вами. Какую роль он занимает в компании?

– Мы с ним оба креативные директора. Cначала он держался в стороне, хотя и во всем меня поддерживал. Но потом я поняла, что мне нужна мужская опора: одной тяжело вытянуть такой сложный бизнес. Так что теперь он мне оказывает и моральную поддержку, и финансовую. Его вкус и его знания нам очень помогают. Иногда мне кажется, что он даже более творческий человек, чем я. У нас вот только презентация новой коллекции закончилась, а он нам с Рикардо Полидоро уже рассказывает свои идеи для создания следующей. И, конечно, его мнение как известного коллекционера, человека, тонко чувствующего мир роскоши, нам очень важно.

 

N. S.: Вы тоже разделяете его страсть к коллекционированию?

– Я вместе с ним с удовольствием езжу и на Art Basel, и на Биеннале в Венеции. Мы уже настолько привыкли жить в окружении искусства, что не переносим пустых стен. Даже мебель в квартире выстраивается «вокруг» картин. Краски, цвета… картина должна отвечать твоим внутренним переживаниям.

 

N. S.: Как вы определяете стандарт качества для своей марки? С чем сравниваете?

– То, что я постоянно благодаря мужу-коллекционеру нахожусь среди уникальных предметов искусства и вижу лучшее, что создается мастерами сегодня, дало нам очень высокую планку. Знаете, как мастера сейчас на фабрике говорят: «Это же Rubeus, понимаешь? Для Rubeus так не подойдет!» А они работают только с марками первого эшелона. Но уже привыкли, что нам не подходит просто «хорошее качество», «как у всех». Нам каждый раз надо прыгать выше головы. Они уже, бедные, боятся, когда я захожу в лабораторию, – мол, я самая требовательная из заказчиков, ни одного промаха не пропущу. Но и гордятся, что они, итальянцы, создают такой уникальный бренд.

 

N. S.: Вы делаете не просто уникальные аксессуары ручной работы, у вас еще есть и ювелирная коллекция сумок.

– Наша концепция в том, чтобы создавать идеальные вещи, используя лучшую кожу крокодила и добавляя ювелирные детали. Для этого мы создали линию Special, которую мы в том числе представили и в Москве. Главным изделием этой коллекции и настоящим произведением искусства стали клатчи Mydas, золотая фурнитура которых декорирована драгоценными камнями – изумрудами, сапфирами, бриллиантами и жемчугом. Такие вещи всегда будут unique piece – все наши сумки с бриллиантами созданы в единственном экземпляре. Для нас очень важно, чтобы наш клиент знал: он покупает вещь, которой точно ни у кого больше не увидит. Я со всеми нашими клиентами знакомлюсь лично, создавая некий закрытый клуб, или семью Rubeus. Да, это люди, у которых есть все самые статусные сумки мира, и к нам они приходят за чем-то особенным. Это очень узкий сегмент рынка, но нас это устраивает.

 

N. S.: Как вы объясняете незнакомым людям, чем вы занимаетесь?

– Лучше всего это делает моя старшая дочь Лиза, ей восемь: «Моя мама делает сумки из крокодила». Просто и понятно. Может на улице кому-то об этом рассказать.

 

N. S.: Как люди реагируют?

– Очень позитивно. Видно же, что она гордится. Говорит, что будет дизайнером и будет мне помогать, а то что я все время на работе… Приятно, когда твои дети понимают, сколько ты вкладываешь в свою работу.

 

N. S.: Вы – мама двоих детей, вы счастливы в браке, муж с заметной заботой и восхищением наблюдает за вами и вашей работой. В чем, по-вашему, формула счастливого брака?

– Нужно учиться слушать друг друга, уступать и идти на компромисс. И говорить о том, что вам не нравится: невысказанная обида обязательно вырастет в еще большую проблему.

 

N. S.: Для вас fashion – это в первую очередь бизнес или удовольствие?

– Мы не fashion – мы anti-fashion: работаем на рынке вечных ценностей, а не сезонных изменений. Мы делаем презентации во время недель мод, но мы не меняем тренды, не участвуем в этом бесконечном марафоне. И да, это бизнес, большой и сложный бизнес, который, тем не менее, мне как женщине приносит удовольствие.

 

N. S.: Открылся первый магазин в Москве. Какие модели покупают в России лучше всего?

– Самые покупаемые модели в России – это Flash Natale и Mydas. Flash Natale – это маленькая сумка, подходящая и для коктейлей, и для дневных выходов, и именно ее у нас заказала Ксения Собчак в очень редком цвете, а также принцесса Катара – в ее варианте это линия Special, в которой застежка украшена бриллиантами.

 

N. S.: Почему вы решились на открытие своего бутика и какие дальнейшие планы развития бизнеса?

– Мы давно хотели открыть магазин в Москве. Думаю, что спустя три года существования бренда это был прекрасный повод для московской публики увидеть нашу красоту. У нас шоу-рум в Милане, несколько точек продаж в Италии (Luisa Via Roma, Antonia). Мы планируем начать продажи в Лондоне и Дубае. Эмираты – важное для нас стратегическое направление, и мы там часто бываем.

 

N. S.: Какой рынок для себя вы находите наиболее перспективным?

– Рынок роскоши, особенно в том высоком его сегменте, где мы находимся, не так сильно подвержен экономическим влияниям. Но, несмотря на то что мы становимся все известнее в Италии, я больше верю в Восток, нежели в Запад. Одну из самых дорогих наших сумок с ювелирной застежкой приобрела Моза бинт Насер аль-Миснед, вторая жена шейха Катара, наш новый клатч Mydas Tutti Frutti с изумрудами и рубинами вызвал фурор в Дубае, на него записываются. Но у нас, конечно, много и русскоязычных клиентов. И не надо забывать про Китай, у нас есть клиенты и оттуда.

 

N. S.: Экономическая нестабильность не мешает вашим планам развития?

– В кризис люди хотят вкладывать деньги в то, что никогда не выйдет из моды и обладает безупречным качеством. Вот сейчас в Италии большой дефицит мастеров по работе с крокодиловой кожей – как только начался спад экономики, все марки сделали линию из крокодила. И на них большой спрос, поскольку это те вещи, что будут служить годами и с возрастом будут еще интереснее выглядеть. Ты сможешь передать сумку дочери вместе с часами и драгоценностями. Именно сейчас видна и понятна реакция рынка. Люди покупают либо что-то очень дешевое из массовых брендов, либо что-то такое, что останется в их гардеробе навсегда.

 

N. S.: То есть мода как инвестиция, а не на сезон?

– Именно. Это вложение в те вещи, которые вы сможете оставить своим дочерям, внучкам. Много вы знаете сегодня марок, которые захочется сохранить с таким расчетом? И соответствующего качества? Лично я – нет. А изделия из кожи крокодила со временем становятся только красивее. С этим материалом вообще очень интересно работать, он невероятен по своей фактуре.

 

N. S.: Что для вас определяет успех марки?

– Ежемесячные отчеты по продажам. Сейчас мы очень довольны, но хотим двигаться дальше.

 

N. S.: Есть какая-то цифра в голове?

– Если хотя бы 3 тыс. самых богатых женщин в мире будут носить наши сумки, это будет успех.

Прочитано 398 раз Последнее изменение Среда, 12 Апрель 2017 13:12